Header Ads

 Борис Болотов

Я, ЧЕСТНО ПРИЗНАТЬСЯ В ШОКЕ! ТЕПЕРЬ ПОНЯТЕН СМЫСЛ ШИРОКО РАСПОСТРАНЕННОГО РУГАТЕЛЬСТВА

Постъ для просвѣщєнія малороссовъ, коім сіи обычаи великороссовъ досѣле были нѣведомы. Сообщает http://zvamynews.blogspot.com



Фотографіческая карточка для привлеченія вниманія.

Семья Соколовых из Тамбовской губерніи

Древо- растение с одним стволом произрастающим из корневой системы и образующими крону ветвями
Кущ - растение с множеством древовидных ветвей произрастающими из общей корневой системы, не имеющее центрального ствола 
Сноха - та, которую сношает сын свекра (жена сына по отношению к его отцу-свёкру) 
Снохачество - когда сноху почередно сношают двое - сын и его отец 

Что бы вы сказали, если бы вдруг вскрылось, что:
- тот кого вы всю жизнь называли своим отцом, на самом деле ваш дядя (брат вашего отца от вашей бабушки и вашего прадедушки)?
-что тот, кого вы всю жизнь считали своим дедушкой на самом деле ваш отец (и он же отец вашего "отца" который на самом деле вам не отец, а дядя)?
- что у половины ваших братьев и сестер в вашей многодетной семье мать одна - та же что и у вас, а отцы разные (у части из них отец тот же что и у вас, а у другой части отец ваш дядя - родной сын их деда, который в свою очеред ваш отец)?

Вы бы для начала голову сломали в такой родословной.
Это с непривычки. Потому что вы не великоросс.
Потому что для подавляющего большинства великороссов именно такое многоствольное генеалогическое древо (кущ) и есть типичное в их родословной. Типичное потому, что имено по такому образцу была устроена внутрисемейная сексуальная жизнь посвеместно распространённая в деревнях откуда и происходит подавляющее большинство сегодняшнего населения России (в конце 19 - начале 20 века, в деревнях жили 85% населения России, а столетием раньше и все 90%).
Тут конечно можно возразить, что повсеместное ещё не не значит всеобщее.
Соглашусь на все 100%.
Это утверждение так же справедливо, как и то, что среди повсеместного и традиционного в России пьянства, можно попробовать поискать отдельные случаи потомственных, с деда-прадеда абсолютных трезвенников.

Для крепостных многодетных отцов семейства, перспектива быть в своей избе многоженцами, была настолько привлекательной (почему бы хотя бы у себя дома по отношению к своим девкам не уподобиться помещику с го правом первой ночи и обычаем невозбранно брюхатить всех своих дворовых девок?), что от этого не отказывались ни простые крепостные, ни казаки, ни староверы.
Чтобы сделать более определенные выводы о причинах наиболее способствовавших тому, что в процессе социально обусловленного естественного отбора моделей поведения у великороссов закрепилась именно эта модель, нужны дополнительные исследования, которые бы прояснили какой из факторов был здесь определяющим. Тот о котором упомянуто выше, или привнесённые в новую среду атавистические отголоски обычаев (как напрмер практиковавшийся ещё в 20-е годы 20 века у пермяков обычай подкладывать уважаемому гостю одну из своих девок на ночь) бытовавших у некоторых этносов империи до того, как из них стало формироваться соообщество великороссов.
То, что они ставая великороссами при этом называли себя христианами (крестьянами) , по видимому, их традиционную повседневную сексуальную жизнь никак не изменяло.


В свою очередь, каждая вырастающая в таких семьях девочка, с детства знала свою перспективу - после выдачи замуж в семью великороссов, быть привселюдно сношаемой поочередно и мужем и свекром ( это вам не лабиринты потайных ходов к отдельным альковам со штатом прислуги обеспечивающим секретность хождений налево от своих жен к фавориткам у дворян - здесь все половые сношения происходили в одной избе на глазах у всей семьи).
Так традиции общинности укрепляли общность сексуальную, а неопределённость в определении отцовства следующего поколения, в свою очередь стимулировала соханение исконной общинности (глава семьи не мог быть на 100% уверен, что отделяя одного из формально считающимися его сыновей, отдает часть своего имущества именно сыну, а не дяде).

Дети с детства видели аморальное (с точки зрения христианства) поведение своих родителей, поэтому первым следствием этого было то, что в Великоросси не могло (как в Малороссии) появиться и прижиться обращение детей к своим родителям на "вы".
Но страх без уважения присутствовал - потому что так же как Царь в маштабах государства в сознании великоросса стоял выше законов, так и глава семьи уподоблялся в его сознании вседержителю местного, внутрисемейного, внутриизбяного масштаба.

Вторым следствием неуважения к таким великоросским образом общинно сношаемой матери, явилось рождение и расцвет богатейшего жанра бытовых матерных частушек, исполняемых ими при этих женщинах и своих детях.

Вот потому и противились малороссияне выдавать своих дочек за великороссиян- знали какая им там (недопустимая с их точки зрения) сексуальная судьба уготовлена.
Есть много цитат тех лет, где говорится о том, что даже в рядом расположенных малорусских селах и великорусских деревнях почти не было взаимных браков.
Но это уже другая тема- производная от этой.
Вот как эту разницу отметил в 1861 году Н.Костомаров:

НРАВЫ

В характере украинского народа преобладает личная воля, а в российском преобладает всеобщность. Для украинца коренным образом связь людей основывается на взаимном согласии и может распадаться по их взаимной воле.


Россияне стремятся закрепить необходимость и неразрывность единожды установленной связи, а саму причину установления отнести к Божьей воле и, следовательно, изъять от людской критики.

Коллектив для украинца не то, что для россиянина. Для первых - это добровольная организация людей. В Украине каждый член громады - независимая личность, самобытный собственник. Обязанность его в громаде только в сфере взаимной безопасности и выгоды каждого .

Для россиянина коллектив - выражение общей воли, поглощающей личную самобытность каждого.

СЕМЬЯ ИЛИ ОБЩИНА

У россиян сильно выражено стремление к тесной коллективной организации людей, где уничтожаются личные интересы под властью общих. Нерушимая законность общей воли, выраженная смыслом тяжелой судьбы, совпадает в российском народе с единством семейного быта, неделимостью семей, общинною собственностью.
Для украинца нет ничего тяжелее и противнее такого порядка.

Семьи украинцев делятся и дробятся, как только появляется потребность в самостоятельной жизни. Опека родителей над взрослыми детьми кажется для украинца несносным деспотизмом. Претензии старших братьев к меньшим, как и отношения дядей с племянниками, возбуждают неистовую вражду между ними.
Кровная связь и родство мало располагают украинцев к согласию и взаимной любви. Напротив, очень часто люди приветливые, кроткие, мирные и уживчивые находятся в непримиримой вражде со своими кровными родственниками. Ссоры между родными — явление самое обыкновенное в любых сословиях.
В Украине, чтобы сохранить любовь и согласие между близкими родственниками, надобно им разойтись и как можно меньше иметь общего. Родство связей украинцев ведет скорее к ослаблению их, чем усилению.

Напротив, у россиян, кровная связь заставляет человека нередко быть к другому дружелюбнее, справедливее, снисходительнее, даже когда он вообще не отличается этими качествами в отношении к чужим. Россиянин из покорности долгу готов принудить себя любить своих ближних по крови, хотя бы они ему не по душе, снисходить к ним, потому что они ему сродни, он готов для них на личное пожертвование, сознавая, что они того не стоят - они своя кровь.

Некоторые россияне, которые приобрели в Украине имение, затевали иногда вводить в украинские семьи российский коллективизм и неделимость. Плодом этого были отвратительные сцены.
Не только родные братья готовы были поминутно завести драку, но сыновья вытаскивали отцов своих за волосы через пороги дома.

Украинец тогда почтительный сын, когда родители оставляют ему полную свободу и сами на старости лет подчиняются его воле. Тогда добрый брат, когда с братом живет как сосед, как товарищ, не имея ничего общего, нераздельного.
В украинских семьях соблюдается правило: каждому свое. Не только взрослые члены семьи не надевают одежды другого, даже у детей у каждого свое.

У россиян, в крестьянском быту, часто две сестры не знают, кому из них принадлежит тот или другой тулуп, а об отдельной принадлежности у детей не бывает и помина.

ЖЕНЩИНА, МАМА

Женщина в российской культуре редко возвышается до своего человеческого идеала, редко ее красота возносится над материей, редко влюбленное чувство может в ней ценить что-нибудь за пределом телесной формы, редко выказывается доблесть и достоинство женской души.

Украинская женщина в народном фольклоре, напротив, до того духовно-прекрасна, что и в своем падении высказывает поэтически свою чистую натуру, и стыдится своего унижения. В песнях игривых, шуточных, резко выражается противоположность натуры украинского и российского народов. В украинских песнях о женщине, маме вырабатывается прелесть слова и выражения доходят до истинной художественности.

Напротив, российские песни такого разряда показывают не более как стремление уставшего от прозаической деятельности труда забыться на минуту как-нибудь, не ломая головы, не трогая сердца и воображения. Песня эта существует не для себя самой, а для некой декорации, больше материального удовольствия.

ЛИЧНОСТЬ

У россиян крепостной человек соединял свою судьбу с жизнью господина: воля барина стала для него заменять собственную волю.

В Украине жизнь текла иначе. Понятие общности почти отсутствовало. Древнее право личной свободы не было поглощено перевесом общественного могущества, и понятие об общей земельной собственности не выработалось. Каждый земледелец был независимым собственником своей земли. Таким образом, право собственности возвысило богатых и влиятельных, образовав высший класс, а массу бедного народа повергло в порабощение. Но в Украине магнат-владелец не представлял собою выражения барской, а через нее и царской воли, он владелец по праву. Это право выражало силу, торжество обстоятельств и давность происхождения. Естественно, в Украине, крепостной, зависимый человек, при первой возможности, желал сделаться свободным.

В России крепостной не мог этого желать, ибо находил своего господина зависевшим от другой высшей воли, так же как он сам зависел от него.

РОЛЬ ПРАВИТЕЛЯ

Для россиян, если Бог одного возвышает, награждает, а другого карает, значит, так должен поступать и царь, исполняющий на земле божественную волю. Это ярко выражается российскою пословицей: воля Божья, суд царев. Отсюда безропотность народа, который сносит даже и то, что превосходит меры человеческого терпения. Противиться царю, хотя бы и неправедному, значит противиться Богу - и грешно, и опасно, потому что Бог пошлет еще худшие беды.

В России царь-государь - полный собственник всего государства. Слово «государь» означало собственника, имеющего безусловное право по своему усмотрению распоряжаться всем, что есть в его государстве, как своими вещами. Россияне знают, что давалось от царя, всегда могло быть им отнято и отдано другому, как беспрестанно и случалось.



Сноха́чество — практика в русской деревне, при которой мужчина — глава большой крестьянскойсемьи (живущей в одной избе) состоит в половой связи с младшими женщинами семьи, обычно с женой своего сына (связь свёкра с невесткой, называемой сноха). Эта практика получила особое распространение в XVIII—XIX веках,

О распространённости снохачества, связанного с абсолютной властью «большака», «отца семейства» (домовладыки) над своими домашними подробно писали многие публицисты XIX века (А. Н. Энгельгардт — «Письма из деревни»; первичные материалы этнографического бюро князяВ. Н. Тенишева).

Русский публицист В. Д. Набоков писал: «Нигде, кажется, кроме России, — нет по крайне мере того, чтобы один вид кровосмешения приобрел характер почти нормального бытового явления, получив соответствующее техническое название — снохачество».

Снохачество упоминается в художественной литературе («Отцы и дети» И. С. Тургенева, «Житие одной бабы» Н. С. Лескова, «Колодезь»С. В. Логинова). В книге В. М. Дорошевича «Сахалин» приводится народная примета: Как снохач помогать возьмётся, — колокол с места не сдвинешь. Мотивы снохачества в опере Д. Д. Шостаковича «Леди Макбет Мценского уезда» привнесены либреттистами и отсутствуют в одноимённой повести Лескова. Также снохачество встречается в романе Михаила Шолохова Тихий Дон, когда Дарья Мелехова пытается соблазнить свёкра Пантелея Прокофьевича, в отсутствие мужа Петра, объясняя это тем, что «не может без казака».

Вот что писали об этом современники (цитаты и сканы из дореволюционных изданий):

Сведения о казацких общинах на Дону.
Материалы для обычного права. Том 1. Автор: Харузин М.Н. 1885 г. 429 страниц. Харузин Н.Н. (1860 - 1888)

Снохачество
Особо следует сказать о таком явлении сельской жизни как снохачество. Следует признать, что половая близость между главой крестьянской семьи (большаком) и снохой не была явлением исключительным, а для патриархального уклада сельского быта, в какой-то мере и обыденным. «Нигде кажется кроме России, – отмечал В. Д. Набоков, – нет по крайне мере того, чтобы один вид кровосмешения приобрел характер почти нормального бытового явления, получив соответствующее техническое название – снохачество» [Цит. по: 35, с. 52]. Наблюдатели отмечали, что этот обычай был жив и в конце XIX в., причем одной из причин его сохранения являлся сезонный отток молодых мужчин на заработки. Хотя эта форма кровосмешения была осуждаема просвещенным обществом, крестьяне ее не считали серьезным правонарушением [27, с. 401–402]. В ряде мест, где снохачество было распространено, этому пороку не придавали особого значения. Более того, иногда о снохаче с долей сочувствия говорили: «Сноху любит. Ен с ней живет как с женой, понравилась ему» [2, д. 1054, л. 5]. По наблюдению этнографа А. В. Балова, в ярославских селах «снохачество или незаконное сожительство свекра со снохой, явление довольно нередкое» [25, т. 2, ч. 1. с. 464].

В глазах крестьян снохачество являлось грехом, но не преступлением. С иной позиции данное деяние трактовал закон. Даже если половая связь свекра и снохи не была результатом насильственных действий, то все равно она являлась действием преступным, так как нарушала запрет на сексуальную связь между близкими родственниками, в данном случае по свойству, а, следовательно, была ничем иным как кровосмешением.

Причину существования этой формы удовлетворения сексуальных потребностей следует видеть в особенностях крестьянского быта. Одна из причин – это ранние браки. В середине XIX в., по сведениям А. П. Звонкова, в селах Елатомского уезда Тамбовской губернии было принято женить 12 – 13 летних мальчиков на невестах 16 – 17 лет [11, с. 128–129]. Отцы, склонные к снохачеству, умышленно женили своих сыновей молодыми для того, чтобы пользоваться их неопытностью [2, д. 2036, л. 2]. Другой причиной, создающей условия для распространения этого порока в сельской среде, были отхожие промыслы крестьян. «Молодой супруг не проживет иной раз и году, как отец отправляет его на Волгу или куда-нибудь в работники. Жена остается одна под слабым контролем свекрови» [11, с. 128–129]. Из Болховского уезда Орловской губернии информатор в 1899 г. сообщал: «Снохачество здесь распространено потому, что мужья уходят на заработки, видятся с женами только два раза в год, свекор же остается дома и распоряжается по своему усмотрению» [2, д. 1011, л. 19]. Автор корреспонденции из Пошехонского уезда Ярославской губернии отмечал, что при господстве в уезде отхожих промыслов молодые люди нередко через месяц или два уезжают на чужую сторону на год, а то и более, как, например, все лица, живущие в услужении в торговых заведениях г. Петербурга и Москвы [25, т. 2, ч. 1. с. 464]. Аналогичны по содержанию сведения из Медынского уезда Калужской губернии. «Часты случаи в семьях, где молодой муж, работая на фабрике, годами отсутствует или отбывает военную службу, а свекор начинает снохачить самым дерзким и грубым образом» [25, т. 3, с. 433].

Механизм склонения снохи к сожительству со свекром был достаточно прост. Пользуясь отсутствием сына (отход, служба), а иногда и в его присутствии, свекор принуждал сноху к половой близости. В ход шли все средства: и уговоры, и подарки, и посулы легкой работы. Обычно такая целенаправленная осада давала свой результат. В ином случае уделом молодухи становилась непосильная работа, сопровождаемая придирками, ругательствами, а нередко и побоями [6, с. 54]. Жизнь женщин, отказавших своим свекрам в удовлетворении их плотских желаний, по мнению сельского корреспондента из Калужской губернии, становилась невыносимо мучительной [25, т. 3, с. 433]. По словам крестьянки, испытавшей на себе снохачество, в случае отказа свекру, тот мстил снохе, наговаривая на нее сыну всякие гадости о том, что та имела в его отсутствие связь с посторонними мужчинами [25, т. 3, с. 553]. Специалист по гражданскому праву дореволюционной поры Е. Т. Соловьев в своем труде отмечал, что «когда сноха не желает быть сожительницей свекра, ей достаются от него жестокие побои, арест в подполе, погребе или в холодном амбаре» [28, с. 10].

Типичный пример склонения свекром снох к половой близости приведен в корреспонденции (1899 г.) жителя села Крестовоздвиженские Рябинки Болховского уезда Орловской губернии В. Т. Перькова. «Богатый крестьянин Семин 46 лет, имея болезненную жену, услал двух своих сыновей на «шахты», сам остался с двумя невестками. Начал он подбиваться к жене старшего сына Григория, а так как крестьянские женщины очень слабы к нарядам и имеют пристрастие к спиртным напиткам, то понятно, что свекор в скорости сошелся с невесткой. Далее он начал «лабуниться» к младшей. Долго она не сдавалась, но вследствие притеснения и подарков – согласилась. Младшая невестка, заметив «амуры» свекра со старшей, привела свекровь в сарай во время их соития. Кончилось дело тем, что старухе муж купил синий кубовый сарафан, а невесткам подарил по платку» [2, д. 1054, л. 2].
Схожую ситуацию избрания женщиной выгодной для себя житейской и жизненной стратегии описал информатор из Пошехонского уезда Ярославской губернии. Один крестьянин 37 лет женил сына на молодой красавице, чтобы самому приблизиться к ней, а затем отправил сына на заработки в Петербург. Пока сын отсутствовал, свекор сошелся с невесткой, родился внебрачный ребенок, и отец в итоге заставил сына бросить семью и дом и окончательно уехать в город [25, т. 2, ч. 1. с. 501].

Семейные любовные коллизии не всегда разрешались благополучно, аморальная половая связь в крестьянской семье порой имела трагический финал. По сообщению «Донских областных ведомостей» за 1873 г., жена убила мужа, уличив его в снохачестве [36, с. 120]. Крестьянин с. Поповка Подгоренской волости Козловского уезда Тамбовской губернии Филимон Волков убил свою жену за незаконное сожительство ее с его отцом [12]. Случай убийства сыном отца-снохача имел место в с. Бежаницы Псковской губернии [25, т. 6, с. 247]. В начале ХХ в. в окружном суде слушалось дело Матрены К. и ее свекра Дмитрия К., обвиняемых в детоубийстве. Обвиняемая Матрена К., крестьянка, замужняя, 30 лет, на расспросы полицейского урядника призналась ему, что на протяжении 6 лет, подчиняясь настоянию свекра, состоит в связи с ним, прижила от него сына, которому в настоящее время около пяти лет. От него же она забеременела вторично. Свекор Дмитрий К., крестьянин, 59 лет, узнав о приближении родов, приказал ей идти в ригу и, как только она родила, схватил ребенка, зарыл его в землю в сарае [7, с. 285]. В с. Чистые Бочкари Костромской губернии мать крестьянина Кочнева, находившиеся с ним в любовной связи, отравила свою сноху. Поводом к отравлению послужила ревность. Любовную связь матери и сына подтвердили на следствии их родственники [29].

Редко молодые бабы пытались найти защиту от сексуальных посягательств со стороны свекра в волостном суде, но, как правило, те устранялись от разбора таких дел. Правда, юрист дореволюционной поры И. Г. Оршанский в своем исследовании приводил пример, когда по жалобе снохи на уговор свекра к снохачеству, последний решением волостного суда был лишен «большины» [19, с. 58]. Но это было скорее исключением, чем правилом. В тех случаях, когда преступная связь свекра со снохой открывалась, виновной, как правило, признавалась женщина, которую ожидала жестокая расправа со стороны мужа. Вот характерный итог самочинной расправы. «Жена была избита до полусмерти; волосы наполовину были вырваны, лицо превращено в один сплошной синяк, тело исщипано, одежда изорвана в мелкие клочки, так что женщина очутилась на улице совсем нагая» [25, т. 3, с. 553].

 "Преступления на сексуальной почве в российской провинции второй половины XIX – начала XX века", В.Б.Безгин, доктор исторических наук, кафедра История и философия, Тамбовский государственный технический университет.


Немає коментарів

На платформі Blogger.