Header Ads

 Борис Болотов

ТЕ, КТО ЖИВЕТ СРЕДИ НАС

Те, кто пережил лето четырнадцатого года в Донецке, навсегда запомнят эту картинку апокалипсиса – обстрелы любимого города украинской армией. Трупы на улицах. Убитые соседи, знакомые, родные. И пустой город-миллионик. Это ощущение кошмарного сна – хочется проснуться, вздохнуть с облегчением – фу-у-у-у-ух, это всего лишь сон, вот же они – люди. Бр-р-р – приснится же жуть такая. Но, увы, это была явь. Ущипнуть и проснуться не получалось. Сообщает http://de-facto.cc

Изо дня в день одно и то же – ты и пустой город. Когда осенью начали возвращаться люди – это был праздник. Даже не смотря на все увеличивающуюся интенсивность обстрелов, народ только прибывал. Сейчас уже и не скажешь, что кто-то уезжал. Судя по загруженности улиц и светящимся вечерами окнам, вернулись все. Казалось бы – кошмар закончился. И тут вылез новый «бок». С одной стороны – спроси у любого, пережившего в Донецке лето четырнадцатого, хочет ли он повторения – ответ однозначный – не дай бог! С другой стороны – в Донецк вернулись люди, которых местные кличут «возвращенцы». Я, например, рада всем, лишь бы город жил, но в последнее время как-то сразу произошло несколько событий, от которых реально становится тревожно и неуютно в собственном доме.

Что бы там ни говорили о ДНР, одно неоспоримо – с высказыванием точки зрения у нас попроще. Зеркальные ситуации по ту сторону не то, что не возможны, их в принципе трудно представить. Ну, вот например. Гуляем с ребенком на детской площадке. Разговорилась папой, который так же «выгуливал» своего сына. Его семья недавно вернулась в Донецк из Сум. Слово за слово разговор вышел на ситуацию ДНР-Украина. Почему-то более всего мужчине не давала покоя «хитрож…сть» наших пенсионеров:

– И пенсионеры ваши нехило устроились, по две пенсии получать.

– Из твоего кармана что ли платят? Радовался бы – Россия тратит свой бюджет на наших пенсионеров. Можно сказать – наши пенсионеры наносят удар по бюджету страны-агрессора. Тебе-то что за печалька?

– Моя мать в Сумах одну пенсию получает и живет как-то. А вашим все мало.

– А давай, – говорю, – махнемся?

– Как? Чем?

– Я не знаю какая квартира у твоих родителей в Сумах. У моей мамы отличная «двушка» в центре. Давай махнемся? Моя мама переезжает в квартиру твоей, а твоя сюда, на две пенсии. И пусть твоя мама поездит через блок посты, пусть в ее сумке роются ваши «захысныкы», пусть постоит в очереди несколько часов, где нет навеса, лавочек, туалета и заминированные посадки. Пусть каждый месяц собирает эти унизительные справки, стоит в очередях в соцстрахе и пенсионном фонде, за деньгами, которые она заслужила, заработала своим трудом. И теперь на старости лет должна терпеть такие унижения, чтоб забрать свое, честно заработанное.

Человек замялся, видно было, что в таком ракурсе он о наших «хапугах»-пенсионерах не думал:

– Ну да. Это, конечно, не есть правильно, что у пенсионеров пенсии отбирают.

Я отошла. Желания продолжать беседу не было.

Или вот детская художественная студия. Дети рисуют, мамы ждут. Поневоле перезнакомишься и начнешь общаться. Я с самого начала занятий больше остальных сошлась с некой Мариной. Разговоры обычно вокруг детей: трудности воспитания, что надеть, где купить, чем накормить. И вот в одной из бесед Марина мне говорит:

– Слушай, вы бы с ребенком уезжали отсюда

– ?

– Я вижу человек-то ты неплохой, и ребенок у тебя чудесный

– Не понимаю – куда уезжать?

– Ну, куда хочешь – в Россию, за рубеж

– Зачем?

– Скоро «наши» сюда придут. Я боюсь, что ты не сможешь скрыть, что была за ДНР и работала на ДНР. «Доброжелателей» много, кто-то да донесет. У тебя могут быть очень большие проблемы. Ребенка жалко. Так что пока не поздно – уехала бы ты от греха подальше.

Был еще таксист, который, совершенно не стесняясь в выражениях, рассказывал, что вот де по секрету ему сказали, что вот уже буквально завтра-послезавтра сюда въедут украинские танки и «конец всей вашей дэнээрии!». Ну, правда, с той поры полгода уж прошло, а ДНР как стояла так и стоит, и украинских танков тут так и не появилось.

А есть еще блогеры, которые не так же не стесняясь парафинят ДНР и ждут Украину.

То есть, понимаете? Среди нас живут люди, которые уверены, что Украина сюда вернется. Более того – ждут этого с нетерпением. Справедливости ради должна сказать, что таких немного, но они есть. И чувствуют себя здесь совершенно спокойно. Живут, работают, и не боятся высказаться, по сути, незнакомым людям. Потому что выросли здесь и знают – донецкие – не гнилые, доносить не станут. Но это не мешает им гадить там, где живут.

Если честно, я не знаю что делать с этими знаниями. Одно знаю наверняка – мне неуютно жить в своем городе, где рядом ходят те, кто готов выстрелить в спину.

Немає коментарів