Header Ads

 Борис Болотов

Окружение Путина начало войну против него…

Следственный комитет Российской федерации возбудил уголовное дело в отношении министра экономического развития РФ Алексея Улюкаева.Сообщает http://www.zvistka.net

Глава ведомства подозревается в получении взятки в размере 2 миллионов долларов за выданную министерством положительную оценку, позволившую «Роснефти» купить госпакет компании «Башнефть». По сообщению пресс-секретаря Владимира Путина Дмитрия Пескова, российский президент знал о готовящейся операции правоохранительных органов в отношении Улюкаева. По мнению российского оппозиционного политика Константина Борового, произошедшая ситуация — следствие противостояния в окружении Владимира Путина. Политик рассказал «Апострофу», что ближайший соратник Путина, глава «Роснефти» Игорь Сечин усиливает свое влияние и становится по-настоящему опасным для российского президента.

В этой ситуации все намного проще. Игорь Сечин расширяет область контроля. И это началось еще с ЮКОСа, когда Михаил Ходорковский на встрече с Путиным почти в открытую сказал, что у него Сечин вымогал 300 миллионов долларов за одно из месторождений. Закончилось это наказанием Ходорковского, его посадили, и вот тогда начала расти империя Сечина.

Сечин демонстрирует собственную силу, свою возможность влиять, в том числе, на решения президента. Тут важны последствия, а они очевидные — это чрезмерное усиление той империи, которую создал Сечин, находясь в ближайшем окружении Путина.

Я думаю, что Сечин победил, и это была довольно сложная победа, потому что многие аргументы, которые выдвигал Улюкаев против «приватизации» Башнефти, были разумными, основанными на законе, но Сечин, очевидно, ломает ситуацию. Кроме того, вопрос о налогообложении этой сделки был решен довольно грубым способом. Объяснения того, что с этой сделки не берутся налоги, состояло в том, что если взять налоги, то государство их потеряет. Абсурд, который перетекает из пропагандистской кампании в область экономики.

И вывод: Сечин очень усиливается. И я думаю, что это ясно не только Путину, но и конкурентам Сечина в окружении Путина. Следующими кандидатами на «людоедство» Сечина могут быть и Роттенберги, и кто угодно из окружения Путина. И сам он понимает, что Сечин, который теперь, как выясняется, контролирует и Следственный комитет, и другие государственные структуры, становится опасным.

Мне кажется, что в случае с Улюкаевым Путин предотвратит публичное разбирательство этого обвинения в коррупции. Потому что он последний человек, который заинтересован в том, чтобы в группе его окружения кто-то слишком усиливался, а Сечин начинает представлять серьезную опасность для президента, и, видимо, он это понимает. Данная ситуация была в какой-то степени тестом. А Путину необходимо поддерживать баланс сил внутри собственного окружения, а этот баланс будет очень серьезно нарушен усилением Сечина, который становится фигурой, не то чтобы равной Путину, но во всяком случае по влиятельности. Возникает параллельный институт власти. Вот сейчас этот институт — трон и диванные партии вокруг.

Чрезмерное усиление Сечина создает как бы два центра власти, но Путин вряд ли в этом заинтересован.

И мне кажется, что случившееся в некоторой степени произошло именно без Путина, потому что внутри этой кремлевской группы законы очень жесткие, там очень жесткое противостояние по мелочам, и это не первый конфликт либеральной группы с силовиками. Причем силовики сегодня представляли несколько конкурирующих партий — прокуратура Следком, Сечин. И они конфликтовали друг с другом, но сейчас благодаря таким семейным связям, через того же Чайку, Сечин чрезмерно усиливается. И сегодня для Путина, по существу, возник момент, когда главным его конкурентом становится именно Сечин. Такой ситуации до сих пор не было. Все-таки все остальные находились на равноудалении от Путина, а сегодняшняя демонстрация силы показала, что Сечин выделился из этой группы, и возникает новый центр власти, с которым всем в окружении Путина нужно считаться, возможно, в той же степени, что и с самим Путиным.

Я, конечно, не думаю, что у Путина есть сомнения в лояльности Сечина, но, как и всякий политик, он понимает, что ситуация может очень быстро измениться. И в любой момент это может стать центром заговора. По существу, это начало войны, в которой Сечин не прямо, но косвенно объявляет войну самому Путину. Рассказывает Константин Боровой, оппозиционный российский политик.

Немає коментарів

На платформі Blogger.